АНТОЛОГИЯ РУССКОЙ ОЗЁРНОЙ ПОЭТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ СКАЧАТЬ

Максим Бородин

Бах и все остальные. Стихотворения

***

поэзия дура

стоящая на перроне

уронит платок под поезд

и улыбается глупо

словно ворона на ветке

или собака в тамбуре

спящая не от того

что темная

а потому что спится

ночь забытая на полке

потерянные документы

поэзия взвешенная частица

лицемерие ангелов

пишущих в стол

думающих иначе

чем думают все остальные

стоящие на перроне

проезжающий поезд

никого не остановит

все уезжают

все возвращаются

только поэзия

дура

набитая кривотолками

стоит себе

кусает губы

красивая и бестолковая

ну кто на неё позарится

непутевую

не новую

с ребятёнком

с чемоданом

с натянутой улыбкой

но такую красивую

в своем бессилии

и величии

бессмысленного стояния

на перроне

вселенной

 

***

мой папа Бах

и его сыновья

я ничего не имею против своего «я»

если оно не имеет ничего против

ТВ и все остальные друзья

говорят мне: «меня не трогает

суета сует»

лет этак через восемь – десять

появится сообщение в прессе

жизнь ничего не представляет из себя

потому что наполнение жизни

переполняет ванну и льется на пол

затапливая соседей

медведей и домашних хомячков

всё остальное зависит только от тебя

Бах и все остальные друзья

Заппа

Папа

и Далай Лама спящий в нирване

что вы подскажете мне

сидящему на краю пропасти

спастись невозможно

возможно только жить дальше

сутра Баха

положенная на тибетскую чашу

виолончель и бубен

ты моя последняя надежда

одежда

которая прикрывает нагое тело

дело номер двести тридцать девять

дымы выходящие в двери

в моей вере всего пару слов

и одно местоимение

место

где всё заканчивается

не начинаясь

 

***

в кинематографе хаос нормальная вещь

воздух всегда немного не логичен

как стул или гладильная доска

поставленные у двери

нынешнее поколение режиссеров

всё норовит человеческое украсть у веры

или веру украсть у воздуха

не суть важна

важнее отсутствие сути

утренний свет

похож на диалоги какого-нибудь студенческого фильма

крошки на полу и её босые ноги

хотя что здесь необычного

хаос всегда более понятен нам

искушенным зрителям

нежели порядок

рядом всегда можно поставить окно

прозрачное

что твоя рука

рассматриваемая насквозь

озеро наших комплексов

ничего более

даже боль

один из комплексов упражнений

движение души засчитывается только в кино

в реальности

одни титры еще могут кого-нибудь заинтересовать

своей краткостью

и холодной расчетливостью

 

***

я спокоен почти

как Шекспир в начале нашего века

у человека нет ничего

кроме самого человека

кроме воздуха в лёгких и немного крови на губах

даже у снега со всеми его недостатками

есть много самых различных оттенков

обозначающих самую малость

например синеву в прохладном морозном воздухе

или твои ресницы в инее

словно ты выдохнула весь этот мир

тёплый

как настольная лампа

и забыла вдохнуть обратно

у времени есть много оттенков

но так мало точек пересечения

например

нашего молчания

сэр Уильям Шекспир и его отчаяние

что они знают про нас

час ушедший во тьму

мелочи и снега

глобус забитый ногой под диван

я спокоен почти

как книга прочитанная уже в пятый раз

и лежащая у изголовья

до следующего

моего безумия

 

***

оттянулись по взрослому

Рождество по Бродскому

метафорически это можно представить

                       как венецианский погром

утром стеклянные крыши кажутся под углом

наклона ко всему что ещё неуловимо

херувимы ангелы и пилигримы

ты нарушаешь правила правописания

а правописание нарушает твои

и всё катится в тартарары

Испания с королем испанским

сюрреализм с Сальвадором Дали

мне кажется поэзия подобна Венеции

утопленной не согласными с новой поэтикой

                                                            немцами

местные куртизанки читающие стихи

восхваляют Иосифа Бродского

и отдаются первому встречному графу Тоски

потому что начинают думать по взрослому

о карьерном росте и о понтах на личном фронте

знал бы Иисус к чему приведет его Понтий

Пилат и его чувство собственного достоинства

волхвы опоздавшие на поезд

пьют на вокзале дешевый коньяк

и вспоминают Венецию и весь этот бардак

с затопленными каналами и ангелами во плоти

если хочешь жить значить должен платить

даже не деньгами кому они сейчас нужны

расплачиваются любовью а она еще что-то стоит

в городе который стоит на сваях по-середине души

и кто-то читая тебя губами шевелит

Рождество по взрослому

пустота заполняется смыслом

потому что у Бродского

высланного из империи

чувствуется вера и что-то еще

что не рифмуется ни с тем ни с этим

как ни старайся

 

***

Джейн Биркин лежит на снегу

с биркой на большом пальце правой ноги

враги убили её

кричит мой рот

и глаза

серые

словно дым из труб

город дышит

спит

и перечеркнутый невидимыми линиями

которые в медицине называют инеем

ничего не слышит

дышит большим чудовищем

играющим на контрабасе автостоянок

Джейн Биркин отныне живет в себе

как какая то религиозная идея

или отсутствие таковой

как бы это не звучало абсурдно

она говорит

мне дурно

потому что ничего не надо бояться

остаться или не остаться

все зависит от тебя

и от того

что написано на бирке

Джейн Биркин

не плачь

маленький палач

пальцы её

холодные

словно решетки ограды зимой

в парке имени Бедного Дедушки Ницше

ты прощен и блажен

словно Августин и его сын Августин

повторяя навязчивый привет

там ничего нет

кроме того

что мы сами несем с собой

она лежит

похожая на куклу Барби

потерянную прошлой весной

иллюзия смерти также как иллюзия жизни

благотворно влияет на воображение

любое движение во благо

как и любовь

движение

Джейн Биркин и её тысяча капель валерьяны

спасение во имя спасения

пряные губы

пьяное воскресение

губы её теперь

все в снегу

потому что врагу не пожелаешь того

что происходит с Джейн Биркин

и её страной

она лежит на ветру

морозном

словно шкура убитого белого медведя

и ты пытаешься поднять

руку

чтобы закричать

хотя бы руками

потому что твой рот

забит одними словами

так и жизнь

захламлена чужими идеями

и ты мечешься

выискивая её в темноте

как будто можно именно те

или не те слова найти сейчас

Джейн Биркин и её счастье

улетает самолетом в один конец

так и бывает

жизнь только касание смысла

и падающий снег

тает на еще теплых губах

и лбу

высоком

словно

технологии

клонирования любви

 

***

такая страна Норвегия

соленная

словно шоколад «Аленка»

поднятый с утонувшего танкера

Норвегия еще одна утопия

напечатанная в «Урядовом Віснике»

я пишу на самодельном плакате

«Освободите Брейвика»

надеясь на самое доброе

что может найтись в сердце

клерков Его Величества Брюса Уиллиса III

введите чрезвычайное положение

танки поставьте на улицах

патрули

проверки документов

со сверкой в социальных сетях

но только освободите Брейвика

из тюрьмы нашего грехопадения

нам до сих пор кажется

что Норвегия севером пахнет

морем и робкой зеленью

а она расцветает смертью

и слезоточивым газом

её улицы забиты прохожими

как забита свая в основание здания

будущего или прошлого

но основания

так кирпичик к кирпичику и ходим по краешку

выбрасывая руки в приветствии

освободите Брейвика

терпящего бедствие

перекройте фиорды

досматривайте всех рыб

любая идея как и любая девушка

требует первого мужчины

независимо от знания и веры в светлое будущее

а всё остальное бредни

смерть как говаривали викинги

переход из одного состояния в другое

и Боги

смотрящие за Норвегией

могут спать спокойно

освободите Брейвика

и вы освободите себя

от того

что топит корабли

в ста милях

от пункта прибытия

 

***

пребывая в самой настоящей глуши

хочется покоя

и немного поп-корна

чтобы насладиться зрелищем убиения младенца

Матка Боска Линда Евангелиста

и её сын Иероним Босх

душа бродит по окраинам империи

Палестина

Эритрея

Галия

поиски мессии и его свиты

святые сады отданы в аренду на девяносто девять лет

и барыши уже поделены

и Луи Виттон

и девочки в красном

и сладость побед

мне кажется

что тело больше чем символ

тело цепь событий и образов

говорящая голова

фильмография Святого Гавриила

никакой религиозности

одна только вера

в того единого

кто

смотрит за нами

в глазок

своей камеры

запертый самим собой

не дай Бог допустить нас до понимания сущего

всё

что он должен был

он уже сказал нам

при нашем рождении

даже если мы не хотели этого

слышать

 

***

римский император Диолектиан

в пылу спора

с римским гражданином Эзрой Паундом

говорил

если мы пишем в своих письмах

«прощай

нам не стоит больше встречаться

у тебя своя жизнь

у меня своя

мы разные

словно берега Африки и Испании»

не значит ли это

что больше всего на свете

мы хотим

видеть именно этого человека

в противном случае

мы просто ничего не говорим

никаких «прощай»

никаких объяснений

просто вычеркиваем из телефонной книжки

из библиотечного каталога

из списков римских сенаторов

из реальности

все эти «прощай» нужны только для того

чтобы нас остановили

те

кого мы любим

и кого ждем

каждый день

каждый час

даже если всё это выдумка

императора Диолектиана

и его больного воображения

охраняющего

тылы империи

***

космос затягивает

как затягивает алкоголь

как затягивает любовь

чаще всего

Его

гетто величиной с мир

даже если всё повторяется

ничего не повторится

ты думаешь

что ожидание что-то решит

согрешить

согреться

растеряться

тебе придется долго ждать

погружаясь в басовые рифы

медленные

словно мосты через зимние реки

космос что-то из области химиотерапии

в тебя накачивают наркотики

а ты видишь только свет

и слышишь только

Её голос

бестолковая затея жить в себе

нарушая запреты

повторения

неповторяемого

словно разговариваешь с собой

не слыша себя

 

***

Борис Леонидович Пастернак

был человеком старой формации

никакой информации

только чистое воображение

движение

лишение

и еще много Бога

хотя разве может быть Его много

Его всегда не хватает

когда за сердце хватает

тогда даже о рифме не думаешь

лишь бы вдохнуть осторожно

а можно и не вдыхать

не выдыхать

так и остаться с Ним наедине

Борис Леонидович Пастернак

жил не так

как все остальные

или не жил

сейчас уже не важно

важнее совершенно другое

отсутствие Бога не нарушает течение жизни так

как Его присутствие

 

 

 

***

всё в этом мире символы

чаша Грааля и кровь Христа

нефтяное пятно на знамени всемирной

                                       справедливости

поэзия символизирует полет нашего тела

но никак не сознания

смерть даже одного человека крах всей

                                системы ценностей

где та грань

где начинается месть за ряды крестов у дорог

с рабами Спартака

Локомотива и Динамо

Итака

Финикия

Карфаген

один ген отвечает за любовь к своей стране

другой за ненависть

не много ли Бог дал нам

не много ли мы берем на себя

гении сурдоперевода на язык войны

Хароны своего будущего

наши лодки хороший бизнес проект

с неплохой рентабельностью

вкладываешь 30 серебреников

получаешь все 100

вот только

не понятно еще

что ты предаешь

в первую очередь себя

а после нас хоть Пол Пот

 

***

эйфория страха

затрахали

ахали

словно космос вывалился из ладоней

Будда сказал

если будет полный зал

вводите Его по частям

одна часть морфия

одна часть охры

одна часть ВОхры

мы ведь нуждались в ней

люди всех умней

над ней и в ней

истина всех дороже

бьёшь по роже

и чувствуешь удовлетворение

от самого страха

даже тех

кто ничего не чувствует

пропустило через истину

стена плача

у палача

опять ничего не получается

кроме самого палача

ангелы

у которых все хорошо

люди

для которых всё решено

но остается один вопрос

что человеческого в человеке

и что дьявольского

во всем

что мы считаем

самым обыкновенным делом

 

К списку номеров журнала «БЕЛЫЙ ВОРОН» | К содержанию номера